Пресс-релиз

Вставай, страна огромная!

09 декабря 2013

Российская нефтегазохимия переживает не лучшие времена. Необходимы срочные и действенные меры, которые дадут новый импульс развития этой отрасли, привлекут инвесторов и производителей сырья, позволят увеличить спрос на внутреннем рынке

9 декабря в Москве впервые состоялся организованный компанией «КРЕОН ЭНЕРДЖИ» международный форум «Нефтегазопереработка в России 2013». Мероприятие прошло при поддержке Аналитического центра при Правительстве РФ, ИЦ «Кортес» и компании «ВНИИ НП».

В приветственном слове глава компании «КРЕОН ЭНЕРДЖИ» Фарес Кильзие отметил важность поручений по нефтегазохимическому комплексу, выданных Президентом РФ В.В. Путиным 15 октября 2013 г. по итогам совещания в Тобольске. Все эти поручения отданы в достаточно сложный период времени и носят «спасательный» характер. Мировая энергетическая парадигма меняется. Россия в нефтегазохимической переработке начинает серьезно отставать, но чтобы получить реальный экономический эффект от этих поручений, их необходимо держать на особом контроле до полного и безоговорочного выполнения. Ситуация на международных энергетических рынках трансформируется. В числе главных влияющих факторов — всем известное сланцевое явление, газовое и нефтяное, которое начинает принимать мировой масштаб, и в любом случае рано или поздно изменит топливно-энергетический баланс планеты, а также архитектуру поставок и потребления продуктов переработки. Так, в США в период 2015-2017 гг. будут введены шесть пиролизных установок с общим объемом производства этилена 6,5 млн т для последующей переработки. На очереди еще 6,5 млн т до 2020 г. Помимо этого существуют 170 проектов по нефтегазохимии, которые увеличат объем экспорта продукции из США не менее чем на 30%. Далее в период 2014-2018 гг. общий объем инвестиций в данный сегмент составит 81 млрд американских долларов. РФ без какого-либо преувеличения можно назвать одним из крупнейших производителей газа в мире, а цену на продукты газопереработки и ароматические соединения в скором будущем будут определять США. Новейшие технологии, такие как СРР, NHC, DCC могут обеспечить Россию рычагом производственного балансирования интересов государства и частного бизнеса в новых энергетических реалиях. Ответ на нестандартное сланцевое явление должен быть нетрадиционным и согласованным на всех уровнях. Экономика России в настоящий период времени находится в управленческо-монополистической стагнации. Из-за этого как финансовые инвестиции, так и постоянные технологические партнеры уходят в сторону сланцевых и прочих нетрадиционных явлений. «Без кардинальных и, отдельно подчеркну, краткосрочных мер со стороны исполнительной власти стагнация может перейти в глубокую рецессию, т.е. впереди – тупик» — отметил г-н Кильзие.

Перспективы сырьевого обеспечения российской нефтехимии обозначил Георгий Елисеев, начальник управления стратегического развития «Объединенной нефтехимической компании». Нефте- и газохимия потребляет небольшую часть углеводородов мира, около 6%, это составляет чуть более 600 млн т углеводородов в нефтяном эквиваленте. Основным источником сырья являются продукты пиролиза, аммиак и ароматика. В России доля переработки углеводородов в нефтегазохимии остается невысокой, в 2012 г. она составила всего 29 млн т н.э. при уровне добычи 1277 млн т н.э. Из этого объема примерно треть отправляется на пиролиз, в структуре сырья преобладает нафта. При больших объемах добычи нефти и газа доля России в мировой нефтехимии невелика – около 2%. Отечественным предприятиям приходится конкурировать за сырье с экспортными поставками (например, из страны вывозится 75% нафты и 36% СУГ).

Сланцевая революция в США создала новые тренды на мировом рынке, которые будут способствовать снижению цен на углеводородное сырье (этан, нафта) при дефиците фракций С4. Это благоприятно для России, перспективы строительства пиролизов в нашей стране оцениваются как хорошие за счет наличия дешевого сырья (низкий нетбэк) и высокого потенциала производств с выходом С4 (на фоне перехода на легкие фракции углеводородов в Америке и на Ближнем Востоке, а также с закрытием мощностей в Европе). По словам г-на Елисеева, налицо необходимость развивать нефтехимию в нашей стране. По большинству базовых полимеров мощностей России не хватает для обеспечения внутреннего рынка, доля импорта составляет от 28 до 84%. Например, по пластикам потенциал импортозамещения продуктов нефтехимии оценивается в сумму до $10.5 млрд. Однако развитие этого сектора производства возможно только при наличии дешевого отечественного сырья, которое сейчас большей частью отправляется на экспорт. Объемы вывозимых из страны СУГ и нафты за последние годы стабильно увеличиваются, что может привести к проблемам в обеспечении пиролизов сырьем. Тем не менее, по прогнозу до 2030 г. в России предусматривается увеличение мощностей пиролизов, заявлено несколько новых проектов (в частности, мощности по этилену могут вырасти в четыре и более раз). В основе стратегии по развитию российской нефтехимии лежит кластерный подход. Сейчас пиролизы (по этилену) используются только в Волжском кластере, но до 2020 г. могут быть созданы аналогичные производственные объединения на Северо-Западе, у Каспия, в Западной и Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Для эффективного использования западносибирского сырья в европейской части России разработаны проекты продуктопроводов. Реально строящимся из них является продуктопровод компании «Сибур» «Пур-Тобольск», однако территориально он ограничивается регионом Западной Сибири. Проект трубопровода ШФЛУ «Север-Ямал-Поволжье» сейчас обсуждается, но встречает сильное противодействие. В реализации проекта заинтересованы, прежде всего, предприятия, расположенные в Поволжском регионе. Со стороны же компаний, базирующихся за пределами Поволжья, идея подобного продуктопровода поддержки не находит. Также остаются неясными моменты с сырьевой базой и источниками финансирования. В случае успешного завершения строительства западносибирским ШФЛУ будет пользоваться и сама компания «ОНК», в планах которой – строительство в 2018 г. большого пиролиза в Уфе мощностью 1 млн т этилена в год. В целом создание новых предприятий должно сопровождаться и модернизацией технологий (переработка тяжелых фракций с увеличением производства бензинов, использование топливных газов в нефтехимии, а также возможное закрытие мини-НПЗ). В период 2012-2020 гг. мировые мощности пиролизов вырастут на 43 млн т, а производство этилена – на 46 млн т, возможный рост мощностей России (до 20% мирового роста) соответствует росту мирового спроса/производства за 1-1.5 года.

О перспективах изменения действующей системы таможенно-тарифного регулирования в нефтегазовой отрасли рассказал Антон Жаринов, начальник отдела департамента координации, развития и регулирования внешнеэкономической деятельности Минэкономразвития РФ. Структура российской нефтехимии тяготеет к нефтяному сырью, нафта обеспечивает 60% потребностей нефтехимиков, ШФЛУ – около 7%, переработка «жирного газа» — около 24%. Таким образом, две трети потребностей закрывается нефтеперерабатывающей отраслью и треть – газоперерабатывающей.

За 9 месяцев 2013 г. в РФ производство СУГ выросло на 4% до 9 млн т, прямогонного бензина – на 6% до 10 млн т. Экспорт СУГ растет опережающими темпами, за 9 месяцев 2013 г. он составил 3.8 млн т и до конца года ожидается на уровне 5.1 млн т (+11% к уровню 2012 г.). Экспортная квота достигла своего максимального значения за последние пять лет и составляет почти 43%. Внутреннее же потребление остается ниже кризисного уровня 2008-2009 гг. Складывается ситуация, при которой ценное нефтехимическое сырье идет в основном на внешний рынок.

Сейчас российская экономика развивается по довольно сдержанной траектории, и в этих условиях нефтехимическое производство оказывает существенную поддержку на макроэкономическом уровне. В отечественной нефтепереработке определяющими являются два процесса. Первый – ее масштабы ежегодно растут, сегодня на переработку отправляется более 54% добытой нефти. Второй – качество переработки пока не соответствует задачам государства. Каждый год ее глубина снижается на 0.5%, в 2013 г. этот показатель составил 67%. Увеличиваются выпуск и экспорт сырьевых полупродуктов, внутренний рынок не всегда сбалансирован по готовой высококачественной топливной продукции. Выход мазута в российской нефтепереработке в 2013 г. составил 27%. Экспорт этого продукта с 2006 г. ежегодно растет на 8% (быстрее, чем темпы прироста отечественной переработки).

В целом дальнейшее развитие нефтеперерабатывающей отрасли в нашей стране будет зависеть от соблюдения сроков модернизации предприятий. Согласно прогнозу Минэкономразвития, объем переработки нефти в России к 2020 г. достигнет 334 млн т, а инвестиции в основной капитал – 469 млрд руб. Согласно плану по вводу новых и реконструируемых мощностей вторичных процессов в период 2011-2020 гг. должно быть реализовано 128 проектов совокупной мощностью 130 млн т. Объем инвестпрограммы в нефтепереработке в 2016-2020 гг. составит около 1.4 трлн руб. (63% — «НК «Роснефть», 21% — «ЛУКойл», 9% — «Газпром нефть»).

Текущий этап развития нефтехимии в России характеризуется эффектом «песочных часов», когда производственные мощности по переработке не поспевают за увеличивающейся сырьевой базой. В 2012 г. профицит нефтехимического сырья составил около 26 млн т. Существенный рост внутреннего потребления ожидается в 2017-2018 гг. Для производителей становится очевидной необходимость реализации невостребованного сырья на внешних рынках. По итогам совещания в Тобольске 15 октября в числе прочих прорабатывается вопрос таможенно-тарифного регулирования экспорта нефтехимического сырья. Действующие ставки на СУГ зафиксированы в качестве обязательств максимального уровня связывания перед ВТО. В среднесрочной перспективе логичнее придерживаться текущего уровня таможенно-тарифного регулирования в отношении СУГ, но корректировать его по мере роста внутреннего спроса.

Вопросу ценообразования на газ в России был посвящен доклад Ахмеда Гурбанова, старшего менеджера управления координации газоэнергетической деятельности и продаж продуктов нефтехимии и газопереработки компании «ЛУКойл». Газовый рынок России характеризуется высокой степенью государственного регулирования, методы которого осуществляются в основном с учетом интересов «Газпрома» как доминирующей компании в объеме добычи (доля около 78%) и размещения газа в РФ (около 69%). При этом доля независимых производителей в размещении газа с каждым годом растет и в 2013 г. составит 31%, что оказывает существенное влияние на баланс газа в стране. Лидером среди независимых производителей является «Новатэк» с объемами 60.5 млрд куб. м и долей 45.5% (общая доля в размещении газа в РФ в 2012 г. – 14.2%). Компания «ЛУКойл» размещает 11.1 млрд куб. м и занимает четвертое место (с долей 8.5%) среди независимых производителей газа (общая доля в размещении газа в РФ в 2012 г. – 2.7%). Баланс производства и размещения газа в РФ является профицитным ввиду стагнации потребления газа до 2016 г. (420-430 млрд куб. м/год), связанной с падением темпа роста экономики с 4.3% до 1.7% (2010-2013 гг.). Также оказывает влияние отсутствие роста экспорта газа из-за низкого темпа роста потребления газа в Европе (1.1% за период 2013-2016 гг.). Происходит рост дисконта к ФСТ при размещении газа независимыми производителями (с 5% до 15%). Связан он с повышением конкуренции на рынке вследствие роста доли независимых производителей в общем объеме размещения газа в РФ, а также с потенциальной возможностью реализации газа компанией «Газпром» в адрес потребителей с дисконтом до 10%. Происходит снижение абсолютной цены размещения газа из-за формирования новой государственной политики в отношении ценообразования на газ, предусматривающей отмену концепции равнодоходной цены (РФ/экспорт), а также в связи с пересмотром темпа роста оптовых цен на газ в РФ (индексация цен в 2014 г. отсутствует, в 2015-2016 гг. не выше инфляции). Динамика потребления газа в нашей стране 2010-2012 гг. оставалась практически неизменной. Самым большим сектором по количеству потребления является электроэнергетика (40% от общего объема). Говоря о перспективных точках роста потребления газа, г-н Гурбанов отметил агрохимический сектор. В 2012 г. его объем потребления составил 22.1 млрд куб. м (6% от общероссийского, четвертое место среди других отраслей промышленности). Стимулирование предприятий агрохимического сектора позволит увеличить спрос на газ в долгосрочной перспективе. Предлагается ввести регулируемую ставку НДПИ на газ, поставляемый на производства в качестве технологического сырья, таким образом, фиксируя инвесторам заданную доходность проектов по переработке газа, с целью увеличения инвестиционной привлекательности строительства новых мощностей по производству минеральных удобрений в РФ.

Использование КПГ в качестве моторного топлива также увеличит потребление газа. Для сбалансированной структуры потребления бензинов уровень потребления КПГ составляет около 4 млн т в год. С целью его увеличения с текущего до 3-5 млрд куб. м в год, то есть в 10-20 раз, потребуются не менее 8-10 лет интенсивного развития данного сектора при активной поддержке государства в качестве регулятора.

Также г-н Гурбанов пояснил, что процесс деления рынка между независимыми производителями газа и «Газпромом» связан с ценообразованием: цены «Газпрома» регулируются государством, в то время как у независимых производителей оно свободное, поэтому им удалось отобрать треть рынка у газового монополиста. Также имеют значения и условия, на которых происходит продажа газа, у независимых производителей они зачастую более гибкие.

Следующий доклад был посвящен значению биржевых торгов нефтью и нефтепродуктами для внутреннего рынка России, его представил Дмитрий Гусев, генеральный директор ICON Trading, заместитель председателя совета секции «Нефтепродукты» «СПбМТСБ». Для формирования цены на нефть и газ на рынке существуют экономические инструменты, которые используются в процессе биржевой торговли. В России она началась около 5 лет назад и с тех пор успешно развивается, для нефтепродуктов существуют стабильные прозрачные индексы по ценам. Основными и необходимыми для рынка г-н Гусев считает индекс по дизельному топливу и индекс по АИ-92. В целом биржа объединила всех участников рынка — и трейдеров, и ВИНКи. Также биржевая торговля позволила ввести новые контракты с привязкой к индексам цены.

Член Экспертного совета «КРЕОН ЭНЕРДЖИ» Михаил Левинбук рассказал о некоторых проблемах стратегического развития нефтегазового комплекса России и США. Развитие добычи и использования нетрадиционных углеводородов в США может полностью поменять геостратегию рынка энергоресурсов и привести к снижению цен на нефть и газ, что отразится на всей российской сырьевой экономике и бюджете страны. В планах российских нефтяных компаний отсутствуют четкие задачи по переходу на новые виды энергоносителей. Экономическая ситуация и законодательство РФ не «понуждают» руководителей нефтяных компаний проводить полномасштабную и конкурентную с западными странами модернизацию. В существующих условиях Россия не имеет экономических, технологических или иных рычагов влияния на мировые цены на нефть и природный газ. Все российские нефтегазовые проекты должны быть пересмотрены и ранжированы по уровню рентабельности с учетом возможного падения цен на нефть и газ (на 30% и 50%). Необходимо также рассмотреть вариант ускоренного развития внутреннего рынка ТЭК (по аналогии с Китаем) в случае конкурентного снижения экспорта углеводородного сырья. В связи с этим должны быть увеличена доля экспорта продукции нефтегазохимии.

Тему производства автомобильных бензинов в России озвучил Вячеслав Емельянов, заведующий отделом автомобильных и авиационных бензинов «ВНИИ НП». Российскую нефтепереработку ждет значительная модернизация, однако риски дефицита автобензинов сохраняются. Наблюдается устойчивая тенденция к снижению расхода топлива легковыми автомобилями благодаря их совершенствованию. Также будет происходить постоянное снижение выбросов углекислого газа, Евросоюз – лидер по ужесточению экологических норм к автотранспорту. Сегодня 17% глобальных выбросов СО2 приходится на ископаемые виды моторных топлив. Обеспечить снижение этих выбросов можно только путем обновления автопарка (переход на гибридные и электромобили, а также совершенствование традиционных автомобильных двигателей).

По мнению специалистов компании Shell, кратчайший путь сокращения выбросов СО2 – переход на биотопливо. Сегодня объем применения биоэтанола составляет 6% от общемирового потребления бензина. В США, Канаде и скандинавских странах активно используется топливо Е-85, содержащее 75-85% этилового спирта. В России вовлечение этанола в бензин официально разрешено, однако не находит широкого применения из-за высоких акцизов на спиртосодержащую продукцию. Говоря о перспективах биотоплива, г-н Емельянов отметил, что его использование может вырасти за счет покрытия дефицита высокооктановых бензинов. Также производство биоэтанола решает проблему утилизации отходов переработки древесины.

В структуре российского парка легковых автомобилей по-прежнему преобладает техника, работающая на топливе класса Евро-2 и Евро-3. А это значит, что переход на бензины Евро-5 не может быть осуществлен до полного обновления автопарка, на что потребуется много лет. Следовательно, резюмировал г-н Емельянов, выработка бензина класса Евро-3 в стране должна быть сохранена до момента полного обновления автопарка. Сегодня для России целесообразнее производить на экспорт автобензины АИ-95 и АИ-98 класса 6, который вводится в Европе с 2014 г., стимулируя выработку за счет понижения акциза. Среднемировая доля бензинов Евро-6 пока не превышает 25%, и российские заводы вполне могут выпускать такое количество топлива без потери для казны. К тому же отечественным НПЗ проще перейти с класса 3 на класс 6, минуя Евро-5, т.к. в последнем запрещено применение N—метиланилина и существует ограничение по кислородсодержащим соединениям — 2.7%. Тогда как в Евро-6 содержание кислорода может достигать 3.7%, что позволило бы использовать 22% МТБЭ вместо 15%. Но сегодняшний регламент и налоговый кодекс, который вынуждает платить повышенный акциз на неклассовые бензины (классы 2, 6) в размере около 11 тыс. руб. за тонну, не оставляют производителям возможности самим сделать выбор какой класс бензина им выгоднее производить.

Вопрос использования технологий для достижения максимальной глубины переработки российских нефтей и повышения рентабельности НПЗ рассмотрел Павел Жельвис, региональный вице-президент по развитию бизнеса в РФ и СНГ, глава московского представительства Foster Wheeler. На данный момент рынок предъявляет особые требования при переработке тяжелых остатков российских нефтей. Проблема заключается в том, чтобы найти экономически эффективные способы повышения глубины переработки, основанные на проверенных технологиях. Для этого используется: селективное уменьшение доли реакций термического крекинга тяжелых компонентов и увеличение доли реакций каталитического крекинга; понижение и подавление тенденции сырья к закоксованию; использование существующих технологий и их составных элементов там, где они наиболее уместны. На основе этих концепций компания Foster Wheeler разработала новые решения. Существует несколько вариантов выбора технологии переработки нефтяных остатков. В каждом случае выбор диктуется конкретными обстоятельствами, например, возможностями сбыта топочного мазута, рыночным спросом на битум, возможностями дальнейшей переработки, доступностью электроэнергии. Полную конверсию обеспечивает процесс коксования, которое может быть объединено с другими процессами нефтепереработки. Сочетание коксования с селективной деасфальтизацией дает более высокий выход.

Дмитрий Фетисов, ведущий инженер отдела охраны окружающей среды компании «Газпром переработка», рассказал о переработке нефтешламов с получением топливных брикетов на базе Сургутского ЗСК «Газпром переработка». Разработана ресурсосберегающая технология получения топливных брикетов с нефтешламовым связующим, подготовлены рекомендации по её использованию в системе управления отходами производства в нефтехимической промышленности. Созданы способ и устройство по брикетированию смесей древесных опилок лиственных пород и асфальто-смоло-парафиновых отложений для получения древесно-шламовых топливных брикетов.

Технологическую тему продолжил совместный доклад об опыте проектирования и эксплуатации схемы снижения содержания сероводорода в мазуте, подготовленный начальником ИЛ ЦЗЛ «Славнефть-ЯНОС» Дмитрием Борисановым и начальником технологического отдела компании «Промхимпроект» Алексеем Емельяновым. Цель проекта — обеспечение выполнения требований Технического Регламента, утвержденного постановлением Правительства РФ № 118 от 27.02.2008 г., и Европейских требований. Установка успешно эксплуатируется на «Славнефть-ЯНОС» с лета 2011 г. и позволила сэкономить значительные средства на приобретение поглотителей сероводорода. РI проекта составляет 4.1, установка окупилась за 1.5 года, и ликвидировала риски по обеспечению качества мазута. Процесс экологичен: выделяемый сероводород направляется на установки получения серы и серной кислоты, в процессе не образуется кислая вода и др. Схема проста в исполнении и может быть реализована на любом современном российском НПЗ с использованием имеющегося оборудования.

Заместитель генерального директора по научной работе «ВНИИ НП» Всеволод Хавкин рассказал о гидрокрекинге тяжелого нефтяного сырья как основном резерве по углублению нефтепереработки в РФ. В структуре технологических процессов переработки нефти в мире по данным на 2010 г. основная доля пришлась на каталитическую гидроочистку (51.6%) и вакуумную перегонку (33.3%), гидрокрекинг занял около 6%. В России до 2020 г. запланирован ввод ряда процессов, которые углубят переработку (60 установок) и повысят качество нефтепродуктов (62 установки).

Руководитель энергетического отдела «Гринпис Россия» Владимир Чупров представил оценку объемов нефти, теряемой нефтегазовыми компаниями при добыче и транспортировке. Официальной информации на эту тему нет, поэтому организация использует статистику ЦДУ ТЭК, которая основана на данных, предоставляемых непосредственно самими нефтяными компаниями. Согласно этим данным, за 2011 г. зафиксировано 14.4 тыс. прорывов. По данным отчетов «Роснефти», ТНК-BP, «Газпром нефти» и «Сургутнефтегаза», чья доля в общей добыче нефти в России составляет около 60%, объем нефти, ежегодно разливаемой как в наземные, так и в водные экосистемы нашей страны, не превышает 4.5 тыс. т. Но даже и такую информацию (которая, по оценкам «Гринписа», не соответствует действительности) предоставляют не все компании. Экологи же предполагают, что по факту объемы разливов на порядок больше — ежегодно в окружающую среду в России разливается несколько миллионов т нефти. Это во многом подтверждается данными о выносе нефтепродуктов северными реками – до 500 тыс. т в год. Г-н Чупров отметил, что динамика разливов не зависит от объемов добычи, а связана с изношенностью нефтепроводов. При нормальном сроке эксплуатации 10-15 лет возраст многих из них превысил 30 лет. Темпы же замены явно недостаточны для своевременного обновления и безаварийной эксплуатации.

Основная проблема заключается в том, что нефтяные компании не несут ответственность за сокрытие информации о разливах (равно как и другой информации экологического характера). Поэтому «Гринпис» предлагает на законодательном уровне закрепить открытость доступа к данным о прорывах нефтепроводов и ввести уголовное наказание за сокрытие этой информации. Владимир Чупров отметил, что организация уже вела переговоры на всех уровнях власти, в том числе с Президентом РФ и премьер-министром. С их стороны отмечается понимание ситуации, однако конкретных мер пока не принято.

На вопрос о возможной оценке финансовой составляющей разливов нефти, докладчик сообщил, что каждый миллион тонн экспортируемой нефти – это $1 млрд выручки. Исходя из этого, рассчитывается сумма, которая остается недополученной. Также можно примерно представить сумму пошлин и налогов, которые могли бы быть собраны в федеральный бюджет с тех объемов нефти, которая в прямом смысле слова уходит в землю. По подсчетам «Гринпис» это около 80-100 млрд руб. в год. Есть еще и третья сторона финансового вопроса – штрафы, которые должны быть уплачены за попадание нефти в окружающую среду. Их размер оценивается экологами в 1 трлн руб.